Был знаком с александром менем

Прот.Александр Мень, "Владимир Сергеевич Соловьев".

был знаком с александром менем

Знак зодиака: Водолей. Возраст: 55 Александр Мень – российский священнослужитель, на долю которого выпало немало трудностей. Пережил Зато мальчик рос очень общительным, всегда был окружен друзьями. Список. Я не был, конечно же, с отцом Александром знаком, я не могу сказать, с отцом Александром Менем. Кто-то был с ним хорошо знаком. Александр Мень основал Российское библейское общество, Я был давно знаком с отцом Александром, примерно с года.

Отец будущего священника — киевлянин, еврей по национальности, за его плечами, помимо двух вузов, религиозная еврейская школа.

был знаком с александром менем

Но, как позже вспоминал Александр Владимирович, в Бога не верил, любая религия была для мужчины чужда. Он работал инженером на текстильной фабрике. В году глава семейства оказался в тюрьме, став жертвой ложного обвинения, в годы войны с фашистами трудился на Урале. Александр Мень Мама тоже из еврейской семьи, родом из Польши, ее родители жили в Швейцарии и во Франции, потом перебрались в Россию. В отличие от отца почитала христианскую веру, отучилась в Харьковской православной гимназии.

Ярким впечатлением детства стало чудесное исцеление бабушки самим Иоанном Кронштадским: После встречи со знаменитым проповедником женщина пошла на поправку, и через месяц болезнь сняло как рукой. Когда Саше исполнилось полгода, мама тайно его крестила. Александр Мень в детстве С ранних лет Александр тянулся к знаниям, взахлеб читал книги, переполняющие его личную тумбочку. Семья с двумя детьми ютилась в московской коммуналке, чтобы создать хотя бы подобие собственной комнаты, подросток отгородил ковать ширмой и много читал.

Уже в 13 лет освоил Кантанапример. Удивительно, но отличника в школе из Саши не вышло. Зато мальчик рос очень общительным, всегда был окружен друзьями. Список интересов не ограничивался чтением книг, Мень увлекался музыкой и особенно живописью — стал завсегдатаем зоопарка, часто приходил, чтобы рисовать животных. Александр Мень в молодости Уже в 12 лет Александр понял, что хочет посвятить жизнь служению вере и Богу, и пошел в духовную семинарию.

20 лет без Александра Меня

Но инспектор отправил подростка домой, велев прийти, когда тот достигнет совершеннолетия. После школы юноша влился в ряды студентов столичного пушно-мехового института, откуда спустя пять лет перед выпускными экзаменами его отчислили за связь с епархией. В будущем мужчина окончит Ленинградскую и Московскую семинарии, но заочно.

Служение В начале лета года Александр Мень получил сан диакона и спустя два года поступил на службу в храм Покрова Пресвятой Богородицы.

Духовная карьера развивалась стремительно — вскоре священника назначили настоятелем церкви в Алабино. Священник Александр Мень Здание находилось в плачевном состоянии, найдя общий язык с властями, Мень начал реставрацию, а со временем превратил молельный дом в небольшую христианскую общину.

Однако спустя четыре года его попросили покинуть Алабино, знакомые помогли устроиться в качестве второго священника в церкви Тарасовки — села недалеко от Москвы. Свобода, - отвечает. Соловьев говорит, что природа имеет единую душу. Его опыт встречи с Душой Мира привел его к мысли об одухотворенности космоса, об одухотворенности всего мироздания. Он ищет и находит имя этого Начала - имя это София - по-гречески мудрость. Уже в Библии говорится о Божественной Мудрости.

Божественная Мудрость - это на нашем современном языке информация, которую Бог закладывает в природу. А для Соловьева это некое духовное средоточение мира, которое ищет свободу. И мир отпал, в силу этой свободы, от своего гармоничного состояния. Всякая ненависть, всякая сила, которая разделяет, разрушает мысль, чувство, тело, природу, - это противное Богу начало. Сегодня, в эпоху экологического кризиса, национальных конфликтов, геополитических конфликтов, этот призыв Соловьева, его мысль о том, ч то Божественное соединяет, а все, что разъединяет - сатанинское, - в высшей степени актуальны.

Естественно, после этого он задумывается над проблемой, о которой я уже упоминал: На первый взгляд, эта проблема проста. Для тех из вас, для кого она не ясна, я использую элементарную притчу. Вот, скажем, умирает какой-то человек. Его дети безумно любят. И расстаются с ним со слезами.

Все, что ты скажешь, - мы выполним". Это естественно и совершенно закономерно. Чтоб вы сохранили семью". А у детей находятся объективные причины, может, вполне серьезные Почему они все перессорились? Почему они ненавидят друг друга?

был знаком с александром менем

Почему они не хотят знаться друг с другом? Время от времени кто-то из них вспоминает, что отец ведь им заповедал другое И вот тогда-то дети и видят, что они его оскорбили.

Они нарушили его завет, его волю. Предсмертный завет Христа нам, христианам, хорошо известен. Каждый в Библии прочтет эти слова, когда Господь Иисус молится перед смертью: Как Отец и Сын едины, так чтоб все были едины. Но Завет нарушен, нарушен совершенно очевидно. Все виноваты, каждый по-своему. Может, больше виноваты одни, может, больше виноваты другие Люди Запада говорят, что больше виноват Восток в своей гордыне, люди Востока говорят, что виноват больше Запад в своем властолюбии, и так далее.

Но что нарушен Завет - это уже очевидно. Вот так размышлял Соловьев и Но сначала он поставил перед нами, перед христианами, весьма важный вопрос. Что это - идеология? Или что-то для личного употребления? Ни в коем случае! Тогда бы она не была частью всеединого замысла Божьего. Это касается нашей жизни во всех ее аспектах и проявлениях, в том числе и в социальном. Люди должны научиться жить на земле по-Божьи.

Подчиниться Божественному зову - это и есть теократия, боговластие. Но как они могут это сделать, если они все во вражде и разобщении? Соловьев изучает Библию, изучает древнееврейский язык греческий, латинский он уже.

был знаком с александром менем

Он читает Ветхий Завет. Он переводит значительные его куски заново. Он объясняет, что замысел Божий о том, чтобы люди жили по-Божьи на земле, восходит к самому началу, что не просто для утешения сердца дан завет Господний и не просто для того, чтобы успокоить надорванное сердце, а для того, чтобы и в обществе в конце концов начинали проявляться и осуществляться высокие Божественные предначертания.

Конечно, нельзя отрицать, что у Соловьева, тридцатилетнего молодого Соловьева, здесь был элемент утопизма. Ему казалось, как свойственно юности нетерпеливой, что это возможно хоть завтра! В частности, он придумал такой проект. Он считал, что самая мощная власть на Востоке - русский царь, самый мощный духовный центр на Западе - римский папа. Вот если они протянут друг другу руки, если Московское царство или Петербургское окажется в духовном единстве с всемирным церковным государством, с Римом, то христианство будет неодолимо, и будет возможно строить на земле вот такую теократию.

Соловьев не только писал об этом - он даже пытался предпринимать практические шаги. Много ездил по западным странам, сблизился со сторонниками соединения Церквей.

Он не хотел оставлять эту идею в отвлеченном виде, как некую мечту, а пытался осуществить. Папа римский сказал об этом: Надо сказать, что Соловьев был абсолютно одинок в этом и на Востоке. Его православные собратья стали относиться к нему с крайним недоверием.

Его статьи и книги касающиеся богословских вопросов перестали печатать, цензура их не пропускала, ему пришлось издаваться за рубежом. А на Западе его считали мечтателем, хотя относились к нему с любовью.

Соловьев оказался пророком, потому что спустя несколько десятилетий после его смерти совершенно независимо началось, хотя и не уверенно, но упорно, движение к взаимопониманию христиан разделенного мира. В отношении социальном он был всегда сторонником демократии и справедливости. Его блестящие статьи в защиту свободы совести актуальны полностью и.

Он считал, что христианство православное унижено, унижено у нас в стране тем, что его защищает христианство защищает! Соловьев выступал против гонений на старообрядцев, против гонений на сектантов. Он говорил, что если истина действительно реальна и настояща, если люди, которые ее исповедуют, верят в нее, то разве нужно прибегать к цензуре, насилию, подавлению.

К цензуре, насилию, подавлению прибегает только тот, кто в глубине души не верит в свою идею. Он, кстати, говорил и о "правде социализма" это буквальные его слова. Слово "социализм" он понимал очень широко, считал, что да, необходимо добиваться лучших экономических условий для жизни человека.

Но он же был убежден и доказывал эточто одних экономических преобразований совершенно недостаточно Что на самом деле человек не может быть счастлив, если он материально обеспечен, а духовно нищ и обделен. Все попытки решить частным образом вопрос: Крайний аскетизм, который говорил: Созидание, активное участие человека. Что такое идея богочеловечества? Бог не один творит мир, а человек участвует в мировом творении.

Колоссальная ответственность здесь возникала. И слово "Богочеловечество" для него не случайно, оно ведь взято из церковного обихода. Ибо для нас Иисус Назарянин есть Богочеловек, а раз Он Богочеловек, значит Он освящает самим фактом Своего пребывания Бога на Земле земной труд, земную жизнь, земную человеческую личность.

Размышляя о судьбах своего отечества, которое Соловьев очень любил, и, полемизируя со славянофилами, он хотел для своей страны не просто силы, мощи государственной, а чего-то иного.

Об атом Соловьев говорит в своем стихотворении, которое называется "Свет с Востока". Начинается это стихотворение картиной столкновения двух миров: Греческое войско немногочисленно и не может ему противостоять в открытом бою, но греки хитростью заманивают воинов Ксеркса в узкое Фермопильское ущелье. Я работал заведующим отделом в Абрамцевском художественном музее и в этот день ждал гостей. Сентябрьский день разгорался, и пока я добрался до Абрамцево, солнце палило нащадно.

был знаком с александром менем

Я чувствовал себя как загнанная лошадь — усталость, накопившаяся за лето, и постоянный недосып сковывали по рукам и ногам. Я двигался подобно роботу, в которого заложили определенную программу.

Последний месяц жил на автопилоте. Никто не подошел к телефону, что меня удивило, поскольку я знал, что приехал из Уфы брат Натальи Федоровны, супруги отца Александра. Кто-то должен был быть дома. Однако, времени на размышления не. Встретил американцев, провел их по музею, все показал, рассказал. Затем мы поехали в Хотьковский монастырь, осмотрели филиал музея, которым я тогда заведывал. Зашли в гости к семье художников Булыгиных, моих близких друзей.

Американцы были в восторге и от музея, и от монастырской архитектуры и от радушия Булыгиных. Полуживой, вечером я проводил гостей в Москву и вернулся к себе в Ашукино.

Поскольку телевизора у меня не было, как, впрочем, и радио, я не знал, что происходило в этот день. Понедельник был в музее выходным днем, и я намеревался поехать в Москву. Мы договорились встретиться с Дмитрием Евдокимовым по текущим делам, а также наш прихожанин Андрей Лихачев просил меня ходатайствовать за него перед директором. Он оказался без работы и хотел трудиться в издательстве.

Андрей должен был ждать меня перед издательством на Чистых прудах. Утром я приехал в издательство и встретил Андрея, который как-то странно переминался с ноги на ногу и спросил меня: Все это звучало крайне неправдоподобно.

  • Александр Мень
  • Мень, Александр Владимирович
  • 20 лет без Александра Меня

Мое сознание отказывалось мириться с этим известием. Мы все-таки пошли к Евдокимову, который встретил нас в потрясении. В конце августа, по его просьбе, мы с отцом Александром приехали к нему домой, чтобы окрестить внука. После крестин сели за стол. Стоял яркий солнечный день. Окно было настежь открыто.

Хозяин разлил всем по рюмке, но отец Александр отказался пить. Меня это удивило — обычно он не отказывался, чтобы не обидеть хозяев.

Евдокимов с вниманием отнесся к моей просьбе и назначил Андрею время для более подробного разговора. А после этого сел на электричку и, оглушенный, отправился в Новую Деревню. И только когда я вошел в храм и увидел посреди гроб с телом отца Александра, я почти поверил в случившееся. В храме царила полутьма, горели свечи, вокруг гроба стояли прихожане.

Я упал на колени у гроба, все еще отказываясь верить в то, что он мертв.

Прощание с Протоиереем Александром Менем

Когда приложился к его холодной руке, то понял, что произошло что-то невероятное, что не может уместиться в моем сознании, чему я упорно отказываюсь верить.

Наши прихожане подавленно молчали — видимо, подобные чувства испытывали и. У старосты я узнал, что отпевание назначено на вторник, 11 сентября, и что литургию будет служить митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий Поярковнаш правящий архиерей.

Стоя у гроба, глядя на горящие свечи, пытался молиться, но не. Это было состояние омертвения, когда ни чувства, ни мысли не хотели воспринимать то, что видели. Не было слез, внутри все словно умерло. Во вторник рано утром поехал в Новую Деревню. День выдался пасмурный и прохладный.

Александр Мень – биография, фото, личная жизнь, книги, смерть - 24СМИ

Словно и природа скорбела вместе со всеми. Подойдя к храму, я понял, что внутрь пройти не удастся. Собралось огромное количество людей. Можно было бы попытаться втиснуться, но молиться в такой толпе не удалось. Поэтому я встал около крыльца, пытаясь сосредоточиться и молиться вместе с теми, кто был в храме.

Ему помогали два священника — его секретарь, архимандрит Лазарь Солнышко и Иоанн Пентьковский. Помогал в алтаре наш алтарник Владимир Архипов. После окончания литургии, оглянувшись, я понял, что собравшиеся люди а их было более тысячи не смогут попасть в храм, чтобы попрощаться с отцом Александром.

Храм слишком мал, и может возникнуть давка. Поэтому я пробрался внутрь, зашел в алтарь, взял благословение у митрополита Ювеналия, с которым был знаком, и попросил его, чтобы он разрешил вынести гроб и поставить его у входа в храм.

Из храма вынесли скамейки и поставили у входа. Мы подошли к гробу, взяли его на плечи и вынесли из храма. Поставили у входа на скамейки. Саша Борисов, который ведал акустикой, быстро нарастил провода и вынес на крыльцо микрофон на стойке. Я обратился к собравшимся и попросил, чтобы никто не торопился, что всем будет предоставлена возможность проститься с отцом Александром.

Посовещавшись, мы решили, что каждому, кто захочет что-то сказать, будет предоставлена такая возможность.

Это было удивительно, но люди молча выстроились в очередь и начали подходить ко гробу. Мелькали корреспонденты и телеоператоры различных студий, кто-то залез на колокольню.